hembryggt
 
 
Осознанное сновидение > Опухоли

Опухоли

Каковы взаимоотношения такого мощного неспецифического биогенного стимулятора как мумие с опухолевым ростом?... Формальная логика достаточна в быту, где она ежеминутно проверяется самой жизнью. Научная же логика может опираться только на абсолютно достоверные факты, собирание и интерпретация которых бывает делом весьма сложным. Начинающий хирург нередко стремится потуже затянуть хирургические швы. Он исходит при этом из формальной логики: чем туже, тем прочнее. Но ткани организма, в отличие от других тканей, при тугом затягивании швов могут погибнуть- нарушается их кровоснабжение... Формальная логика позволяет в отношении мумие следующие рассуждения: раз мумие стимулирует регенерацию (рост и размножение клеток), оно должно усиливать и злокачественный рост, так как главное свойство опухоли-именно безудержный рост. Возражения такого рода неоднократно высказывались противниками мумие. Примерно так же рассуждал и, увы, даже главный онколог Союза - академик Блохин на встрече с медицинской общественностью Красноярска в Доме политического просвещения в 1983 г. Исходя из работ К. Таджиева широко использовалось мумие как протекторный. препарат у больных злокачественными опухолями, получающими лучевую и химиотерапию. Мумие назначали в промежутках между курсами противоопухолевого лечения и отмечали, что у больных скорее восстанавливается состав крови, реже бывают осложнения. Протектор "смягчает", уменьшает побочное действие. Злокачественные опухоли - сборное понятие. Они чрезвычайно отличаются друг от друга. Поэтому переносить какие-либо результаты эксперимента в клинику - штука весьма коварная и даже неправомерная. Асцитная карцинома Эрлиха перевивается мышам внутрибрюшинно путем введения 7-дневной культуры опухолевых клеток. После этого у мышки начинает быстро накапливаться асцит - жидкость в полости брюшины с "плавающими" в ней клетками опухоли. К концу третьей недели мышка становится похожей на шарик, к которому прикреплены головка, хвостик и лапки, и погибает. Опыты проведены на 120 мышах-самцах линии СВА. Мумие животным вводили внутримышечно по 150 мг/кг в 0,25 мл физиологического раствора. Контрольным животным вводили только физиологический раствор. На 3 и 7-й день опыта у животных измерялось количество асцитической жидкости и подсчитывалось содержание в ней клеток (в 75 больших квадратах камеры Горяева, трижды). Важно подчеркнуть, что все этапы опыта и подсчетов делали разные люди. Один измерял количество асцитической жидкости, другой количество клеток. При этом, подсчитывавший клетки не знал, каково количество асцита, и оба не знали опытная перед ними мышка или контрольная. Зачем все эти сложности? Человек не может выполнять работу механически; он всегда как-то к ней относится, к ее результатам. Представьте себе, что в этой ситуации он верит и ждет, что мумие окажет противоопухолевой эффект... Там, где результаты измерений считываются глазом, этот глаз мимо воли будет стараться "улучшить" или "ухудшить" результат. Если же работа ведется "закрытым" способом, отношение участников повлиять на результаты не может. Каковы же были результаты опытов? Через трое суток после заражения объем экссудата у мышей, получавших мумие, оказался вдвое меньше, чем у контрольных животных (0,59±0,17 мл и 0,29±0,04 мл), а количество опухолевых клеток было меньше в 2,6 раза (0,7± ±0,11 и 0,27±0,04 млрд/мл). Через 7 дней соотношение объемов асцита было несколько "хуже", но количество клеток было снижено в 3.5 раза (13,6±1,51 и 3,9±0,42 млрд./мл.). Таким образом, получено доказательство того, что мумие тормозит рост асцитной карциномы Эрлиха. Напрашивается вопрос: почему же все-таки стимулируя остальные клетки, мумие "угнетает" рост опухолевых клеток? Вероятно, это действие опосредованное. Мумие, и это доказано исследованиями, резко стимулирует иммунную систему организма. Последняя же - оказывает тормозящее влияние на рост опухоли. Таким же образом, то есть через стимуляцию иммунной системы тормозят рост экспериментальных опухолей и другие неспецифические биогенные стимуляторы. Н. Матвиенко с соавторами (1971) обнаружили этот эффект у РНК, Н. Н. Лабковский (1965) и А. В. Колосов (1975) -у метил-урацила, 3. В. Ермольева и Г. Е. Ваксберг - у продигиозана