hembryggt
 
 
Осознанное сновидение > Чтобы лекарства только лечили > Алкоголь – враг лекарств

Алкоголь – враг лекарств

О том, что алкоголь — враг здоровья, известно давно. Еще в X в. великий Авиценна сказал: «Пьянство портит натуру печени и мозга, ослабляет нервы и вызывает внезапную смерть». Сегодня к этому мы можем добавить, что алкоголь является также и врагом лекарств. В одних случаях извращается действие алкоголя, в других - усиливается или ослабляется действие лекарств, в третьих — меняется реактивность человека. Итог всегда один — лечение затрудняется. Фермент алкогольдегидрогеназа содержится в основном в печени, но также и в мозге. От его активности зависит устойчивость людей к алкоголю, так называемая толерантность. После приема препаратов, подавляющих этот фермент (анальгин, амидопирин и др.), снижается толерантность к алкоголю. Уже после небольшой его дозы появляются тошнота, нарушение работы сердца, падает артериальное давление. Второй этап превращения спирта, дегидрирование уксусного альдегида, протекает быстрее, чем первый. По этой причине этот ядовитый продукт ни в крови, ни в мозге не накапливается. Представление о его вредности можно составить, если вспомнить, что муравьиный альдегид, его сосед, есть ни что иное, как формалин. Цианамид был получен еще в 1827 г., однако его способность извращать действие алкоголя была обнаружена лишь спустя столетие. Произошло это на заводе по производству азотистых удобрений. Наблюдательный врач заметил, что рабочие того цеха, где вырабатывался цианамид, не только не пьянствуют, но вообще не берут в рот ни капли спиртного. У тех, кто пробовал, появлялись необычные и весьма неприятные реакции: резкий прилив крови к лицу, обильный пот, учащенное сердцебиение, одышка и тошнота. При увеличении дозы выпитого возникали боли в сердце и ощущение приближающейся смерти. Человек, раз переживший такое, зарекался не пить на всю жизнь. Как выяснилось, многие вещества обладают свойством повышать чувствительность к алкоголю и извращать его действие. Наиболее сильный и длительный эффект достигается при использовании дисульфирама (тетурам, антабус и пр.). Причина этой реакции состоит в способности дисульфирама необратимо блокировать фермент альдегиддегидрогеназу. В результате разрушение алкоголя задерживается на стадии образования уксусного альдегида, который и вызывает перечисленные неприятности: рюмка водки превращается в рюмку яда. Заметим, что этой рюмки может оказаться достаточно, чтобы вызвать тяжелейшее отравление. В 1948 г. доктор О. Мартенсен-Ларсен опубликовал в английском журнале «Ланцет» первые результаты использования дисульфирама для лечения алкоголизма. Способ этот остается ведущим и до настоящего времени. Естественно, что лечение может производиться лишь в больнице под тщательным наблюдением врачей. Как известно, для пьянства существует много поводов, однако самый опасный — пьянство по поводу болезни. Распространено мнение о том, что алкоголь следует пускать в ход для лечения инфекционных заболеваний, например гриппа. Вот тут-то и возникает столкновение с лекарством. Способностью блокировать превращение алкоголя на стадии образования уксусного альдегида обладают антибиотики «Левомицетин» и «Цепорин». Сильное действие оказывают все производные фурана: фуразолидон, фуразолин, фурадонин. Противопротозойный препарат «Метронидазол» (Трихопол) даже пытались использовать в качестве отвращающего от алкоголя средства. К сожалению, в качестве противоалкогольного он оказался слабоватым и теперь не используется. Даже небольшая доза спиртного, выпитого во время лечения метронидазолом трихомониоза и лямблиоза (заболевания, вызванные простейшими организмами), способна вызвать тяжелое отравление. Алкоголь, как известно, является неплохим растворителем для жиров. Если он попадает в мозг в большом количестве, то липидные оболочки нейронов не то чтобы растворяются, но определенно разжижаются. Естественным результатом этого феномена является усиление действия нейротропных средств. Особенно существенно разжижение мембранных преград сказывается на эффекте тех лекарств, которые способны парализовать работу внутриклеточных механизмов. Таковы снотворные. На фоне алкоголизации безобидные лечебные дозы этих препаратов, в особенности производных барбитуровой кислоты (фенобарбитал, гексабарбитал и др.), могут оказаться достаточными, чтобы вызвать опасное для жизни угнетение дыхательного центра. Среди психотропных средств имеется небольшая группа препаратов, действие которых связано со способностью предотвращать разрушение одного из нейрогормонов — адреналина. Это так называемые анти-МАО, ингибиторы моноаминоксидазы, фермента, разрушающего адреналин. Назначаются они для лечения депрессии. Если на фоне лечения этими препаратами принимается алкоголь, то вызываемое им массивное освобождение из надпочечников и нервных окончаний адреналина, который не разрушается, ведет к учащению работы сердца, спазму сосудов с повышением артериального давления. Тут следует упомянуть совсем редкие, но также связанные с действием алкоголя случаи. Дело в том, что пиво, некоторые вина содержат вещество сходного с адреналином строения, но более длительного действия — тирамин. Обычно это вещество разрушается уже в кишечнике. На фоне приема лекарства из группы ингибиторов моноаминоксидазы (препараты «Ниаламид», «Паргилин» и др.) тирамин поступает в кровь и вызывает опасное повышение артериального давления. «Крино» по гречески означает «выделять». Отсюда во многих славянских языках появилось слово «криница» — источник, колодец. Следовательно, эндокринные железы — это внутренние колодцы, из которых организм черпает вещества, необходимые для регуляции биохимических процессов. Алкоголь оказывает на них прямое токсическое действие, особенно на надпочечники и половые железы. В корковом веществе надпочечников вырабатываются гормоны кортизон, альдостерон и другие соединения, близкие по строению к мужским половым гормонам. В мозговом веществе вырабатываются адреналин и норадреналин. Каждый алкогольный эксцесс (так в науке принято называть обыкновенную пьянку) ведет к резкой активации надпочечников и выбросу в кровь гормонов как корковым, так и мозговым веществом. Точно такая же активация происходит при стрессе. При хроническом отравлении алкоголем организм человека переживает как бы постоянный стресс, что, естественно, меняет его реактивность к лекарствам. Например, на фоне выделения повышенного количества кортизона чувствительность к снотворному действию барбитуратов снижается, а токсические эффекты этих препаратов усиливаются. Повышенное содержание гормонов приводит к тому, что такие гормональные препараты, как преднизолон, дексаметазон и др., назначаемые в обычных дозах, вызывают явления передозировки. При этом описаны обострение язвенной болезни, повышение артериального давления, возбуждение, доходящее до судорог, нарушение усвоения сахара с резкой мышечной слабостью. Уже однократный прием алкоголя приводит к поражению яичек и снижению в крови концентрации мужского полового гормона — тестостерона — в 4 раза. Одновременно кора надпочечников увеличивает выработку веществ, близких по строению к тестостерону, но не оказывающих андрогенного действия (андростерон и андростендион). Появление этих веществ в крови «обманывает» гипофиз, контролирующий синтез гормонов в половых железах, и он ослабляет свое обычное стимулирующее влияние — синтез тестостерона еще снижается. В результате происходит резкая перестройка организма больного алкоголизмом. Наряду с появлением признаков гиперкортицизма (отек, снижение содержания калия, наклонность к диабету, гипертония) отмечается резко выраженная феминизация, доходящая до увеличения грудных желез — гинекомастии. Как известно, значительный процент пьяниц и более половины больных алкоголизмом страдают импотенцией. Однако попытки их лечения с помощью назначения тестостерона приводят к обратному результату. Активированный алкоголем обмен в печени превращает мужской гормон в женский. Чем активней лечение, тем хуже результат. Вмешательство в обмен сахара делает алкоголь чрезвычайно опасным для больных диабетом. Если больной лечится инсулином, то дозирование этого препарата становится практически невозможным. При каждой выпивке начальное повышение содержания сахара в крови сменяется падением. У больного диабетом, который не ест сладкого, возникает резкое снижение содержания сахара в крови, что может привести к потере сознания — гипогликемическому шоку. Если это произойдет на улице, то ему даже и помощи никто не окажет, поскольку все, естественно, сочтут его просто мертвецки пьяным. При пользовании лекарствами, принимаемыми через рот, бутамидом или хлорпропамидом, положение может быть еще хуже, поскольку эти вещества довольно сильно ингибируют альдегиддегидрогеназу и вызывают накопление в крови ацетальдегида. И это в дополнение к тому, что при диабете в крови появляются не менее ядовитые кетоновые тела! Определенно, если алкоголь — яд, то для больных диабетом — вдвойне. Согласно статистике, 1/3 злоупотребляющих алкоголем погибает от инфаркта миокарда и других сердечнососудистых болезней. Обидно, что большинство этих смертей приходится на самый социально ценный возраст — от 40 до 50 лет. За счет выброса адреналина при каждой выпивке и прямого токсического действия алкоголь все время треплет сердечную мышцу, доводит ее сначала до алкогольной миопатии, а затем и до дистрофии. При хроническом алкоголизме происходит повышение чувствительности сердца к адреналину. В результате становится опасным применение подобных ему лекарств даже для лечения насморка: эфедрина, нафтизина, галазолина. Это же обстоятельство вместе с дефицитом калия ведет к снижению выносливости сердца к действию сердечных гликозидов, препаратов наперстянки (дигитоксии), а также строфантина, кардиовалена. У больных алкоголизмом эти препараты могут вызвать нарушение ритма сердца. При стенокардии наиболее эффективным средством остается нитроглицерин. Однако на фоне действия алкоголя, который сам вызывает расширение сосудов, прием нитроглицерина может привести к падению артериального давления. При этом, несмотря на устранение спазма коронарных артерий, мышца сердца все равно продолжает страдать от недостаточности кровоснабжения. Может даже стать хуже, чем было до приема лекарства. В настоящее время для лечения гипертонической болезни широко используются мочегонные средства, большинство из которых ведет к потере калия (фуросемид, гипотиазид, гигротон и др.). Складываясь с аналогичным действием алкоголя, эти препараты вызывают сильнейшую мышечную слабость и способствуют возникновению сердечной недостаточности. Даже однократный прием алкоголя на фоне лечения мочегонными может вызвать рвоту, понос и падение артериального давления. Перед операцией анестезиолог обязательно спрашивает больного: употребляет ли тот алкоголь. Мало кто признается в своем пороке, но скрыть его в операционной невозможно, поскольку пьяницы почти не поддаются действию наркотизирующих и обезболивающих средств. По мере приема алкоголя системы, обеспечивающие его разрушение в печени и мозге, постепенно активируются. В результате первые стадии алкоголизма характеризуются появлением способности выпивать большие количества спиртного без появления наркотической стадии опьянения. (Этим принято хвастаться, но это есть точнейший симптом начальной стадии алкоголизма.) Как правило, повышается активность не только алкогольдегидрогеназы, но и ряда других, так называемых микросомальных ферментов, осуществляющих окисление и гидроксилирование. При этом ускоряется распад очень многих лекарств. Назовем лишь наиболее известные: наркотизирующие и снотворные средства (гексобарбитал, фенобарбитал, седуксен, феназепам), а также ацетилсалициловая кислота, болеутоляющие средства, противоднабетические и др. Ускорение инактивации лекарств не всегда хорошо. При этом может ускоряться образование токсичных продуктов их распада.